Рубрики Приложения О журнале Главная Разделы Фото Контакты
Архив номеров
Наши партнеры
 
СЕРГЕЙ КОЛЕСНИЧЕНКО: «НЕБО – ЭТО МОЯ ЖИЗНЬ»

           
        Также в номере:
 
 
Пилот авиакомпании «Utair» рассказывает об особенностях профессии, о возможных внештатных ситуациях в небе и о том, какая наша Россия с высоты птичьего полёта.

– Сергей Игнатьевич, множество мальчишек в детстве мечтают летать, и лишь немногим судьба дает реальный шанс стать настоящими пилотами. С чего начинался Ваш путь в лётную профессию?
– Мой отец почти всю жизнь прожил на Севере, в Якутии, он работал в геологоразведке, и с пяти–шести лет я с ним часто бывал в геологических партиях. Уже с детства много летал – с точки на точку нас перевозили вертолетами. Как моя мама вспоминает, в то время у меня любимая песня была «Первым делом – самолеты». Поэтому я примерно уже с первого класса знал, что буду летать на самолетах. После армии в 1978 году сразу поступил в Кременчугское летное училище.
Училище в то время готовило пилотов на вертолеты. Окончил его в 1981-м и по распределению уехал в Якутию. Словом, в гражданской авиации я уже 39 лет, налет 14 тысяч часов, летал на вертолетах Ми-8, Ми-2 и самолетах Ан-12, Ту-154, Boeing-757. Прошел путь от второго пилота вертолета до летного директора. В 2008 году был приглашен в авиакомпанию Utair, и в настоящий момент выполняю полеты на Boeing-737 и 767. Кстати, мой старший сын сейчас работает пилотом, и младший собирается пойти по моим стопам.
– Помните свой первый полет, наверное, уже после окончания летного училища, какие остались чувства о том времени?
– В первый раз, если честно, были такие чувства, несмотря на хорошую подготовку, будто ничего не знаю, ничего не умею и вообще – как я попал сюда, в эту кабину? Первый полет на производстве я выполнил в августе 1981-го на советском вертолете Ми-8: вышел из отпуска тринадцатого, а двадцатого уже был в плане. Летал сначала вторым пилотом, затем командиром. Прежде чем летать, раньше нужно было сдать штурману что-то вроде зачета на знание района полетов – это местность в радиусе 200–300 километров, надо было знать все вышки, все препятствия, расположение ЛЭП и так далее.
– А сейчас какие требования в целом предъявляются к пилотам гражданской авиации?
– Требования к пилотам всегда были достаточно серьезные!
Это касается теоретической и тренажерной подготовки… К примеру, если тренажер не прошел или прошел с плохой оценкой – не допускаешься к полету. Кроме того, здоровье должно быть отменным.
– Какие личностные качества экипажа важны для Вас?
– Профессионализм! Это отличное знание материальной части и руководства по летной эксплуатации, хорошая техника пилотирования и главное – умение очень быстро принимать правильное решение в нестандартной ситуации. Думаю, это качество должно относиться к любой профессии.
– Знаю, что в гражданской авиации есть эстафетные рейсы, когда у экипажа есть возможность отдохнуть в пункте назначения, посмотреть город, и разворотные рейсы.
Помню, мы прилетели в Анадырь на том самолете, которым Вы управляли, тот рейс был эстафетным? Сколько времени в Анадыре обычно проводите и чем занимаетесь в свободное время?
– Да, эстафетный. В Анадыре – четыре–пять дней. Обычно читаю исторические книги – очень люблю историческую литературу, смотрю телевизор или кино на планшете: очень люблю фильм «Любовь и голуби» – его смотришь и душой отдыхаешь. Мои дедушка и бабушка жили в деревне, и мама отвозила меня к ним на лето. Деревня в фильме чем-то похожа на ту, из детства: речка такая же, двор тоже выложен досками, поленница дров… Мне до того это всё знакомо!.. Лето на Чукотке особенное: здесь и грибы, и ягод много, я на рыбалку хожу. Рыбалка тут великолепная! Есть горбуша, кета, в прошлую «эстафету» горбушу ловил с друзьями из Анадыря.
– А в чем отличие полетов на дальние расстояния – бывает же шесть–восемь, а то и девять часов лету – от коротких, скажем так, «двухчасовых» полетов?
– Наверное, основная особенность заключается в смене часовых поясов. В Якутске разница с Москвой шесть часов, в Анадыре – девять. Самое интересное, что на запад летать намного проще, потому что летишь за солнцем, а сюда летишь – двойное время. У меня есть товарищ, который из Москвы летает в Токио, потом возвращается в Москву, а через несколько дней ему нужно лететь в Нью-Йорк – это большая нагрузка.
Сталкивались ли Вы с экстренными ситуациями, когда приходилось быстро принимать решение?
– Зимой 1986 года выполняли полет по санитарному заданию на Ми-2. Зима в Якутии – это около -50оС, а то и ниже.
Прилетаем ночью в село, находим площадку по огням на земле – обычно в бочках зажигали дрова, облитые бензином, – садимся. Ждем больного, приводят роженицу. И вот она в полете начинает рожать, а лететь еще около часа. Инструктор мой, Орлов Георгий Викторович, пожалел меня и сам начал принимать роды. Хорошо, по пути районный центр был, пришлось там ночью садиться на стадион. Сообщили диспетчеру, после посадки подъехала машина скорой помощи. Все закончилось хорошо – мальчика назвали Георгием.
– А в каких случаях командир воздушного судна может принимать решение сам? Как должен вести себя по инструкции, если вдруг происходит на борту внештатная ситуация?
– Если возникает какая-то внештатная ситуация на борту в полете, то командир в основном принимает решение сам.
Это только в заграничных фильмах командир может снять трубку телефона в кабине и посоветоваться со своим руководством. Что касается экстренной посадки, то, как правило, она выполняется в том случае, когда есть опасность жизни пассажира или когда состояние материальной части самолета не гарантирует безопасное окончание полета.
– Вы один из тех счастливчиков, Сергей Игнатьевич, смело можно сказать, которые могут видеть Россию с неба. Какая наша страна с высоты?
– Большая! Иногда летишь и думаешь: и это все Россия!
Порой дух захватывает. Представляете, вот из Москвы в Анадырь летим чуть более девяти часов, и это еще не край страны.
До крайней точки нужно еще добираться на вертолете. Очень красивая наша страна с высоты. Удивительны северные сияния, цветные сполохи – это очень красиво!
– Ваша профессия наполнена духом романтики. Что для Вас небо?
– Большая часть моей жизни связана с авиацией. В январе мне будет 60 лет, почти 40 из них я работаю пилотом. Что для меня небо… Небо – это моя жизнь!

 

БЕСЕДОВАЛ:

Станислав ЩЕРБАКОВ



Обсуждение Еще не было обсуждений. Просмотров: 61, cмотревших: 37 Список посетителей
 
Поиск
Карта сайта
Написать админу