Рубрики Приложения О журнале Главная Разделы Фото Контакты
Архив номеров
Наши партнеры
 
ЖИТЬ НА КРАЮ СВЕТА
Есть на Земле особенный, удивительный край, при описании которого часто употребляют слова: самый, самое. Например, вы знаете, где находится самый крупный в мире...

                 
        Также в номере:
 
 

В наши дни, когда учащается пульс больших и малых шумных городов, когда все человечество стоит на пороге новых, отчасти пугающих открытий в микромирах и макропространстве, Россия еще способна удивлять человека, оберегая для него те нетронутые цивилизацией тихие островки природы, знакомясь с которыми он еще может чувствовать, восхищаться и, задаваясь довольно не простым вопросом: «Почему жизнь так красива?», понимать, что в нем сохранилась жизненно важная способность думать. Чукотка – один из таких островков, больших и далеких, манящих своими заповедными тайнами. Чем больше изучаешь Чукотку, тем больше она затягивает в водоворот своего чудесного мира, позволяющего на время забыть про ошейник городской жизни и воодушевиться особенной атмосферой «края света».


Омываемая водами двух океанов

Чукотка – самый удаленный от столицы край на северо-востоке нашей страны, добраться до нее можно только самолетом.
Среди всех прямых, беспересадочных рейсов, выполняемых в небе над Россией, пожалуй, именно рейс Москва–Анадырь самый продолжительный: самолет преодолевает более шести тысяч километров в среднем за девять часов. По площади Чукотский автономный округ чуть больше Франции, но живет в нем всего около 50 тысяч человек, что по российским меркам равно населению, например, таких малых городов, как подмосковная Кашира или поволжская Балахна. Иногда я задаю себе вопрос:
может ли географическое расположение города влиять на склад человека, который в нем живет? Отличается ли характер, к примеру, коренного каширянина, живущего на берегах веселой Оки, от характера балахнинца, с детства знающего нравы свободолюбивой Волги? Строго проводить черту в этом вопросе, конечно, неправильно. Но все же, когда речь касается такого края, как Чукотка, расположенного в зоне вечной мерзлоты и занимающего ряд островов, часть материка и весь Чукотский полуостров и при этом омываемого водами Восточно-Сибирского и Чукотского морей Ледовитого океана и Берингова моря Тихого океана, невозможно не обнаружить влияние природы на уклад жизни коренного северянина. Сердце его бьется в такт окружающей природе, по-другому тут быть не может.


Земля «настоящих людей»

Многим кажется, что Чукотку населяют только чукчи. Однако в этническом отношении население округа многонационально: едва ли не каждый второй житель Чукотки – русский, чукчи же на втором месте по численности, немало тут и украинцев, приехавших еще в советское время и связавших свои надежды с этим краем. Кроме них эту землю по праву считают родной коренные малочисленные народы Крайнего Севера:
эскимосы, чуванцы, юкагиры и другие народы, предпочитающие жить большей частью в небольших национальных селах в глубине края или на побережьях морей.
Эскимосы – один из самых приспособленных для жизни в Арктике народов – составляют коренное население обширной заполярной территории всей Евразии и Северной Америки, а также Гренландии. В России, в основном на побережье Берингова моря, проживает около двух тысяч эскимосов. Слово «эскимос» в переводе с языка американских индейцев означает «человек, который ест сырую рыбу». Что любопытно, эскимосы Чукотки сами себя называют просто «юк» – человек или «юпик» – настоящий человек. А вы слышали что-нибудь об эскимосском поцелуе? У этого народа есть весьма красивая традиция кунику – приветствие близких людей, когда один прижимает нос к щеке второго, вдыхая воздух. Эскимосским поцелуем этот обычай прозвали арктические исследователи, впервые увидевшие такое зрелище, сейчас же в массовой культуре так могут назвать действие, когда двое влюбленных трутся носами.
Чтобы понять обычай кунику, например, русскому, могущему при встрече пожать руку или обнять дорогого человека – так показать свои чувства, нужно обязательно представить, в какой местности обычай возник. Это Арктика, земля вечных холодов и жестокого ветра, и эскимосы, которые живут там, часто имеют неприкрытыми одеждой только нос, щеки и глаза.
В отличие от береговых эскимосов, чуванцы – их около тысячи человек на Чукотке – ведут и оседлый, и кочевой образ жизни: кочевые селятся в верховьях реки Анадырь, а оседлые, в значительной степени обрусевшие, православные – марковцы – живут в селе Марково. С представителями восточносибирского юкагирского народа можно познакомиться в селе Омолон, образованном в 1944 году для обслуживания запасного аэродрома участка трассы Аляска–Сибирь, в нем живут всего около 50 юкагиров. Село Омолон расположено на границе с Магаданской областью, в 800 километрах от Анадыря, и здесь когда-то был даже зарегистрирован абсолютный температурный минимум на Чукотке – -61o по Цельсию. Пытаясь только представить такие лютые морозы, совершенно не удивляешься тому, что как раз в районе села сохранилось до наших дней крупное каменное обнажение с огромными линзами льда, откуда ежегодно вытаивают останки мамонтов, шерстистых носорогов и других доисторических животных.
Чукотка – совсем не райское место для жизни, как может показаться, это край, который постоянно испытывает человека на прочность. Наверное, эта земля только для настоящих людей, способных выжить в суровых условиях Крайнего Севера. Кстати говоря, чукчи сами себя называют луораветланами, что в переводе с их языка – настоящие люди. Гордо и незамысловато! Да, здесь невозможно быть искусственным и пренебрегать местными обычаями или законами окружающей природы. И это очень хорошо понимают русские и украинцы, живущие преимущественно в Анадыре, в Билибино, Эгвекиноте, в самом северном городе России – Певеке. Северяне очень деятельны и трудолюбивы, все в их жизни связано с работой, откладывающей, конечно, свой отпечаток и на жизненные принципы. У них даже отношение к деньгам несколько отличается от того, к которому большинство из нас привыкло; иногда здесь можно что-то купить либо задорого, либо получить бесплатно. В Угольных Копях, когда я искал рыбаков, чтобы купить у них свежей горбуши, или в Заливе Креста, когда мне хотелось попробовать мантак – копченое сало кита, я и представить не мог, чтобы кто-нибудь дал мне рыбу или китятину совершенно бесплатно. Я начинал общаться с простыми людьми, они становились моими друзьями и угощали неркой, арктическим гольцом, икрой, мантаком. Русские северяне не закрываются от общения, они дружелюбны, веселы, очень энергичны и полны чувства собственного достоинства. Но коренному населению тоже не чуждо радушие, они не жадные, доброго гостя обязательно угостят олениной, крепким чаем.


Что для чукчи хорошо

Чукчи расселены равномерно по всей Чукотке. Несмотря на то, что многие чукчи уже приспособились к жизни в комфортных условиях в поселках или городах, остаются среди них те, кто живет кочевым оленеводством и рыболовным промыслом.
Оленеводы кочуют по тундре долгие месяцы, уводя стадо оленей за сотни километров от национальных сел. На стойбищах строят временное жилище – ярангу, представляющую собой большой шатер диаметром до восьми метров, покрытый примерно пятьюдесятью оленьими шкурами. Яранга поделена на два помещения: одно холодное – для хозяйственных нужд, где можно разжечь костер, сварить мясо или приготовить чай, и теплое, с пологом из оленьих шкур, застеленных мехом вовнутрь, – для отдыха и сна, для творчества.
Яранга – больше, чем дом, это святое место для многих чукчей, особенно тех, кто родился в тундре еще в советские времена.
Береговые чукчи, как и береговые эскимосы, живут охотой на моржей, нерпу, тюленей, кита. В России китобойный промысел в наши дни разрешен только на Чукотке. В рамках аборигенного прибрежного промысла по квотам Международной китобойной комиссии коренному населению ежегодно разрешено добывать до 140 серых китов, зимующих и плодящихся в Калифорнийском заливе США, а летом нагуливающих жир у берегов Чукотки, и полярных китов, живущих в холодных водах Северного полушария. Редко кто имеет возможность стать свидетелем охоты на китов! Наверное, это очень жестокое зрелище, когда несколько охотников-зверобоев на моторных лодках бросают гарпуны в тело кита, умерщвляют его, а потом, вытянув с помощью трактора на сушу, тут же, на берегу обагренного кровью моря, разделывают многотонного зверя. Но для берегового коренного населения это единственный способ выжить. Скорее всего, жителю, скажем, Поволжья или Кубани, где человек может вырастить картофель, свеклу, морковь и запастись этими продуктами на зиму, китобойный промысел может показаться безжалостным. Однако повторюсь – на береговых территориях Чукотки, в тундре, в вечной мерзлоте, где не растет ни единого деревца, это вопрос выживания. Если запретить промысел морского зверя, то по всей вероятности береговое коренное население просто исчезнет.
Чукчи – даровитый народ, душевный, из них получаются отличные охотники и оленеводы, хорошие косторезы. Но множество национальных традиций современными чукчами утеряно, отдельные отторгают свою культуру и язык. И алкоголь делает свое дело – встречаются чукчи, к сожалению, расnерявшие знания предков, потерянные в реальном мире, не умеющие работать и не желающие охотиться в море и пасти оленя в тундре. «Кто часто заглядывает в стакан, тот долго не проверяет свои капканы», – это поговорка собратьев чукчей по кочевому образу жизни – долганов, о которой следовало бы задуматься каждому коренному жителю Чукотки.


Ждать у моря погоды

Прилететь в аэропорт столицы Чукотки – это, как говорится, только половина дела. Чтобы попасть в сам Анадырь, нужно еще пересечь Анадырский лиман. А как? На Чукотке есть только одна дорога федерального значения, протяженностью чуть больше 30 километров, и соединяет она столицу округа Анадырь с аэропортом в Угольных Копях. Но даже эта единственная дорога полностью функционирует только в зимнее время: семь километров – это ледовая переправа через лиман.
Летом же, в период навигации, ходит паром, но если позволяют доходы и, главное, погода, то в вашем распоряжении вертолет.
К слову сказать, до любого другого населенного пункта Чукотки можно долететь только на вертолете или на малых самолетах, ну, либо доплыть на корабле. И опять-таки все будет зависеть от погоды! Известное выражение с негативной коннотацией «ждать у моря погоды» на Чукотке следует воспринимать в буквальном смысле. Вообще запомните: прилетели на Чукотку – забудьте про время. В краю, где теряется само чувство времени, люди никуда не торопятся. И попав в нелетную погоду, застряв в аэропорту на неизвестное никому количество дней, они не будут сетовать на судьбу, не будут ругать правительство и работников аэропорта, а, проявляя недюжинное терпение, сохранят душевное спокойствие и достоинство.
Местные рассказывали, как несколько недель ожидали вылета из Анадыря в Эгвекинот или в Провидения и как в течение месяца – случалось и такое – дожидались вылета вертолета в село Лаврентия. Мне повезло: я ожидал вылета из Анадыря в Залив Креста ровно три дня. Но это не потерянное время, это ценные часы, в которые можно почувствовать тот мир общения между простыми людьми, от которого многие, к сожалению, отвыкают, меняя его на мир общения через интернет.
Говоря о чукотской погоде и терпеливости северян, я часто вспоминаю историю, рассказанную мне директором Эгвекинотского краеведческого музея радушной, преданной своему делу Татьяной Сергеевной Папуновой, о самом красивом и необычном в ее жизни праздновании Нового года. В 1988 году людям, возвращающимся с «материка» с подарками, с живыми елками, с угощениями – свежими помидорами и огурцами, которые на Чукотке в зимнее время на вес золота, с мандаринами, медом, из-за непогоды пришлось встречать новогодние праздники в аэропорту Анадыря. Погода нелетная – но люди не отчаялись: накрыли богатые столы «по населенным пунктам», несмотря ни на что отмечали праздник и даже ходили «по гостям»:
«с залива» (те, кто живут в заливе Креста) ходили к «провиденческим» (к тем, кто из бухты Провидения) или к «лаврентьевским» (тем, кто из села Лаврентия) и наоборот. И это все происходило в аэропорту! Расскажи в те годы эту историю режиссеру Эльдару Рязанову он вполне мог бы вдохновиться ею и снять еще один хороший, жизненный фильм. Таков этот край, здесь возможно даже то, что и представить сложно.


Путешествие из сегодня во вчера

Представьте, что вы в данную секунду стоите на улице, держа наш журнал в руках, и, перейдя на другую сторону, вы окажетесь во вчерашнем дне. Возможно ли такое? Да, и чтобы понять, как, вспомним географию. Чтобы не потеряться на собственной планете, человек исчертил ее меридианами – своеобразными «улицами» от одного полюса до другого, которые ориентируют нас на поверхности земного шара. Начальный, или Гринвичский, нулевой меридиан, мы знаем со школы, проходит он через Гринвичскую королевскую обсерваторию в Лондоне. 180-й же меридиан продолжает линию нулевого меридиана и совместно с ним делит всю Землю на Западное и Восточное полушария. По 180-й «улице» проходит линия перемены дат, а по международному соглашению именно с этой границы на планете начинаются новые сутки.
В нескольких десятках километров от Эгвекинота расположен символический знак в виде солнца – «Точка пересечения 180 меридиана с Северным полярным кругом». Если вы встанете на линию меридиана, лицом к Северному полюсу, то ваша правая нога окажется в Западном полушарии – это вчерашний день, а левая нога, в Восточном полушарии, будет в дне сегодняшнем.
Это по-настоящему удивительное место! И важно отметить:
«солнце» вблизи Эгвекинота, уменьшенное в миллионы раз, – это точная географическая точка на планете, ее координаты 66°33'44"N 180°00'00"W, но чтобы не вносить путаницу в календарь жителей Чукотки, условную линию перемены дат прочертили по акватории Берингова пролива, между российским островом Ратманова и американским островом Крузенштерна.


Граница на замке

Русский поэт Виктор Боков в своем знаменитом стихотворении обращался к читателям с вопросом: «Откуда начинается Россия? С Курил? С Камчатки? Или с Командор?», и, пытаясь ответить на него, мы непременно придем и к берегам острова Ратманова – самой крайней восточной точки нашего государства. Постоянного населения на острове нет, но русские люди присутствуют на нем непрерывно. Да, я не оговорился:
на острове расположена русская пограничная застава «Ратманова», и наши солдаты несут здесь постоянную службу. В четырех километрах от острова уже территория США – остров Крузенштерна. Там, на американском острове, в аляскинском поселке Диомид проживают чуть более ста эскимосов, и там же находится подразделение Национальной гвардии штата Аляска.
Наверное, больше нет на всей планете такого места, где в прошлое можно попасть в действительности, наяву. Представляете, русский пограничник с Ратманова, стоящий лицом к острову Крузенштерна, смотрит из «сегодня» во «вчера». В то же самое время американский гвардеец, глядя на своего западного соседа – Россию, видит в бинокль русского пограничника, живущего уже в завтрашнем дне. Впредь, если у вас будут спрашивать, кто в нашей стране встречает Новый год первыми, отвечайте смело – русские пограничники с Ратманова: когда на острове Ратманова уже 1 января, то на острове Крузенштерна – еще только 31 декабря. Это ли не самое настоящее чудо?! Чудо, которое возможно только там, где рождается новый день.

 

АВТОР:

Станислав ЩЕРБАКОВ



Обсуждение Еще не было обсуждений. Просмотров: 64, cмотревших: 40 Список посетителей
 
Поиск
Карта сайта
Написать админу