Рубрики Приложения О журнале Главная Разделы Контакты
Архив номеров
Наши партнеры
 
КТО МЫ? Наше прошлое, настоящее и будуще

           
        Также в номере:
 
 
В потоке информации в современном мире порой чрезвычайно сложно разобраться, что хорошо, что плохо, отделить черное от белого. Наш корреспондент Станислав Щербаков попытался понять, что представляет собой сегодня русский народ, чем живет глубинка и на каких опорах держится наше государство.

Сложнее всего в журналистской профессии – писать тексты о том, что искренне любишь, чем дорожишь. Не избежать в таких случаях похвальных слов и важно быть объективным и не впасть в излишнюю экзальтацию. Писать же о России – самой большой стране мира, отличающейся от многих других этнической многоликостью, культурным многообразием, самим ходом тысячелетней истории государства, всегда непростой, всегда требующей осмысления хрупких связей эпох, всегда поддерживающей, как мать, если относиться к ней бережно, – еще и очень ответственное дело: потому что надо осознавать, как слова повлияют на настроение или намерения читателя.
Что мы знаем о себе? Что мы знаем о России? Честно признаюсь: я знаю не очень уж и много, и это незнание дает мне жизненные силы путешествовать по родной стране от Крыма, связывающего нас «главной улицей» со Средиземноморьем, до Камчатки, откуда рукой подать до Америки. А журналистское любопытство в многочисленных поездках дает неиссякаемую энергию общаться с живыми людьми разных увлечений, разных возрастов, живущими в городах или нашедших счастье в деревне, чтобы лучше понять нравы нашего большого народа и почувствовать глубинные смыслы страны, в которой родился.
К истокам национального самосознания

…Было лето. На Русский Север опустились белые ночи, которые и манят меня сюда, как хорошего пса – охота на глухаря или рябчика. И не только древние деревянные кенозерские церквушки с расписными небесами и беседы с одаренными мастерами каргопольской земли вселяют в душу ощущение светлой радости, схожее с празднованием Пасхи, – здесь, в глубине страны, в сотнях километрах от берегов Белого моря, можно почувствовать волшебную безмятежную тишину. А еще на Севере, соскучившись по горячему пару, я люблю ходить в баню, по обычаю славянских предков. Там я «обновляю» свой организм и называю это дорогой «к себе», к корням.
Небольшая деревенская баня стоит на берегу реки, несущей свои воды в озеро Лача, она ничем особенным не выделяется, обычная, какая имеется почти в каждой российской семье, живущей и работающей на земле. Как я «обновляюсь»? Обязательно плещу горячей водой на каменку, сажусь на полок и хлещу себя ароматным березовым веником так долго, пока не уйдут все плохие мысли из головы. Добрею обычно быстро и с каким-то мальчишеским пылким весельем выбегаю, укутавшись в полотенце, к спокойной реке, там окунаюсь и – обратно в избу, к печке. И так хорошо на душе становится!..
…А вы бывали в Третьяковке? Меня однажды просто заворожило полотно замечательного русского художника Левитана «Над вечным покоем». Я встал перед этой картиной, всмотрелся в необъятные просторы, в покосившуюся от времени избу-церквушку, в небольшое кладбище около рощицы, в набивающие небесное пространство тяжелые тучи, жадно рассматривал каждую деталь, и меня озарило: «Так вот же! Это и есть вся Россия в одной этой картине!». И я вдруг почувствовал себя частью того мира, который изобразил Левитан, как будто вновь побывал на Русском Севере – в заповеднике ушедшей в сказки и живопись Древней Руси.
Вот, друзья, в двух повествованиях – попытка понять, что такое русское самосознание: первый маленький рассказ – это история из деревни Тихманьга Архангельской области, из родительского дома моих друзей-волжан, в гостях у которых я стараюсь бывать каждым летом, и второй – об исаак-левитановском полотне, в котором, на мой взгляд, – всё содержание душевного склада человека, относящегося к культурным корням «русского мира», его мировоззрение и ощущение себя под глубоким небосводом.
Насколько мы «дикие» и «отсталые»

Читая иногда в сети Интернет о якобы «диком» и «отсталом» нашем народе, понимаю, что точно то же, наверное, мог говорить Иван Мазепа, встречаясь с Карлом XII в поле, или, например, Йозеф Геббельс, обсуждая с подчиненными в своем кабинете новую выпущенную листовку.
Если серьезно рассматривать дикость как характеристику общества с чрезвычайно низким уровнем нравственного или культурного развития, то примерять это качество к российскому народу – ну, до смешного драматический тон. Всякий образованный в культурной среде человек не может не видеть достигнутых русскими людьми моральных высот в литературе, кинематографе, музыке, живописи, не может не понимать важности вклада русской культуры в мировую. «А что если народ действует на принципе силы?» – спросите. Иногда «добро должно быть с кулаками», и история давно дала ответ, кто был на стороне чистой правды: русские или поляки в 1612 году, русские или шведы в 1709-м, русские или французы в 1812-м, советские граждане или немцы в 1945-м… Уже в наше время из уст носителей западных идеалов «дикость» и «отсталость» воспринимаются не более чем дешевым мнением, а из уст – увы – своих же – еще и большой подлостью:
либералам хорошо удается задавать баню русскому народу (это, очевидно, путь «от себя», от истоков) – ругают бесструнные балалайки, не подбирая слов. Заявляя о «плохом» народе, прозападный либерал выступает тем бесхребетным индивидуумом, который может, выбив дыру в корабле и, в итоге, пытаясь ухватиться за тонущие мачты собственной значимости, потянуть ко дну всю страну.
Что русскому хорошо

В силу своей природы русский человек склонен рефлексировать, долго размышлять, мечтать. Но это совсем не значит, что русский Иван только и делает, что спит на диване в халате Обломова – он готов к решительным действиям и способен работать ради достижения ощущения всенародного счастья. Он может потерять себя и впасть в беспощадное, разъедающее его душу уныние – если не почувствует хотя бы капли уважения к себе. И нельзя постоянно вытирать об него ноги и думать, что так будет всегда. Он не ставит целью всей своей жизни стремление владеть богатствами большими, чем ему нужны. И не будет заниматься только «великолепным» собой и достигать успеха, к примеру, по-американски, когда нужно торопиться, бежать и тогда только «сделаешь себя сам». Постоянный бег в его жизни исключен. Ему неприятен западный индивидуализм и желание ставить себя выше всех, априорный характер действий.
Более или менее верно мы можем понять, что для нас хорошо, что плохо сегодня, еще и после болезненного опыта 90-х годов, когда государство находилось, откровенно говоря, в жалком состоянии, было готово и после распада Советского Союза распадаться дальше. Повсюду царила безнадежная сплошная апатия, вселявшая в умы людей какое-то беспросветное уныние и неверие в завтрашний день, даже, больше того, брезгливое отношение к своему родному, русскому началу.
Навязанная идея потребления оказалась не совсем тем, о чем мечтала русская душа. Вот, вы когда-нибудь покупали обычную открытку, чтобы поздравить близкого человека? Ну, конечно, покупали. И, скорее всего, вам попадались поздравительные открытки с уже готовым пожеланием, придуманным чужим человеком, что лишало вас способности изложить пусть маленькую мысль, но свою собственную. Лишало потребности думать. Открытка эта – всего лишь один-единственный пример злостно навязанной рынком «моды» 90-х.
Идеализировать советское время, вспоминая только о хорошей традиции дарить открытки, специально покупая марки для них и отправляя свое собственное послание по почте в разные уголки большой страны и даже нередко на соседнюю улицу родным, разумеется, неправильно. Та эпоха безвозвратно ушла в историю, как уходила в свое время Российская империя. И с новыми глобальными порядками нужно уметь уживаться, обязательно отстаивая свое видение картины мира.
Чем опасны идеалы потребления в широком смысле для свободной России? Согласитесь ли вы, что вещи пожирают своих владельцев? Я не говорю о тех вещах, которые дороги человеку как память: фотографии из семейного альбома или дневник детства, армейские наручные часы или зачитанная до дыр книга, или даже пустой флакон с ароматом духов, сохранивший воспоминание о счастливых днях прошлого. Я хочу сказать о зависимости от тех навязанных вещей, которые начисто вымывают в женщине женское, а в мужчине мужское, о тех вещах, которые создают иллюзию власти над ними, воспитывают идеального потребителя – ненасытного и, больше того, недовольного всегда и всем человека. И вот тут возникает другой вопрос, который тоже волнует меня, – не в этой ли ненасытности скрыты глубинные корни протестных настроений?
Не навязанная ли американская туманная мечта привела к протестному движению в Москве и других городах России в 2011-2013 годах? И не стала ли Украина жертвой ненасытных групп интересов, которые за два десятилетия подчистили в массовом украинском сознании потребность жить в мире с не чужими русскими?
Две «России» внутри России

Современный российский народ в житейском плане дружен, неплохо работают институты по воспитанию культуры межнационального общения; в некоторых регионах, например, в Чувашии, Башкирии, на Камчатке, лично смотрел каналы, вещающие на собственных национальных языках; страна многообразна, и стержнем этого единого организма выступает русская культура. Мы умеем формулировать и формировать общие правила жизни. Но иногда все же не покидает ощущение раздвоенности, и я бы выделил две России: образно говоря, это «Россия-Рублевка» и «Россия-Остальная». Основное их различие – в интересах и желаниях их обитателей. Жители российских «Рублевок» закрываются в коконе индивидуального счастья.
Обладая часто хорошим образованием, опытом знакомства с Европой, огромным творческим потенциалом, смогут ли они направить свою энергию в развитие России? Сможет ли государство выработать мотивацию для этих людей?
Жители остальной России, в особенности те, кто живет вдалеке от столицы, часто не обладая справедливыми и достаточными для достойного существования доходами, – представляют опору всего государства. Это носители нравственности, именно благодаря им сейчас есть та Россия, которая начала подниматься. Именно эта Россия приняла основной удар на себя после введения санкций. Именно у этой России ощутимо упал уровень жизни. И, в большей степени, именно эта Россия оказала значимую поддержку своему лидеру в крымском вопросе.
Сбережение российского народа

На вопрос, почему Крым в России, у меня ответ только один:
я могу представить Крым только с Андреевским флагом, допустить, что, например, Севастополь мог оказаться американским, просто невозможно. Но ведь все шло к этому.
Возвращение Крыма – на мой взгляд, это перекресток эпох, рубеж, за которым должна начаться новая Россия. Какой она придет к празднованию 100-летия Великой Победы? Это занимательный вопрос. История показывает, что первые годы становления и Российской империи, и Советского Союза очень непростые, граничащие иногда и с жестокостью, когда элиты не обращались к желаниям и мнениям народа, а, отстаивая личные интересы, пренебрегали нравственностью и мудростью.
В 2015 году мне посчастливилось быть свидетелем общения Владимира Путина с крымчанами в Херсонесе Таврическом (Корсуни). Он показывал это святое для русских место своему итальянскому другу Сильвио Берлускони, и из толпы можно было слышать отчетливое: «Спасибо, спасибо Вам за Крым. Мы Вас любим!». Ему по сердцу одобрение народа: шел к людям смело, общался легко, был улыбчивым, энергичным, охотно беседовал с детьми. Чувствовалось, что он сам себя ощущает больше, чем президентом большой страны, – хозяином русской земли, частью единого российского народа. Истинный патриот, без сомнения. Человек с железной волей.
Прочный фундамент новой эпохи, которую олицетворяет Путин, может быть построен, наверное, на крепком слое просвещенной элиты, обращенной к России, реально чувствующей человека и умеющей совладать с собственными желаниями. Государство должно уже сейчас увидеть их, оказать им поддержку, создать почву для их развития, и оно получит большой национальный «энергетический ресурс» для создания справедливого мира будущего.
О русской мечте

Двадцать первый век – век новых открытий в микромирах и новых достижений в исследованиях макропространства. И для русского народа, которому лучше всего дается создание единичных, редких экземпляров, что способно прославить его, как лес ковского Левшу, открывается широкое поле для реализации созидательного национального потенциала: нанохирургия в медицине, робототехника и многое, многое другое.
Русскому человеку нужна большая мечта. Я вовсе не хочу сказать, что, вот, выхвати сейчас одного человека из уличной толпы и спроси у него: «Русский ты человек, и какая же у тебя мечта?», и он обязательно в то же мгновение выдаст свои источники личного счастья и поразит емко сформулированной мыслью о желании изменить мир. На бегу он расскажет о вполне земных мечтах. Но какие глубинные течения бурлят внутри безгранично любящего и ранимого сердца этого маленького на Земле существа в те часы, когда он начинает размышлять о судьбах всего человечества?! Я убежден, что думающий русский человек не может жить без высокой мечты, жизнь для него потеряет всякий смысл. И не всегда, возможно, у него получится жить по мечте. Но он, задаваясь этими вопросами, поднимается выше всего мимолетного и суетного в мире. Ему дорога даже секунда, мгновение, за которое он успеет посмотреть в небо и поблагодарить Бога за красоту, окружающую его.
Он смело высвобождает из груди своего внутреннего голубя в космос, чтобы еще и еще раз, сверху, полюбоваться родной землей, вновь испытать чувство, делающее его духовно цельным и радостнее и добрее, – чувство притяжения к родительскому дому, могиле матери, лесам и рекам. И только в эти мгновения он явственно ощущает свое родство с видимой природой, и сердце его, искромсанное сначала щемящей тоской и рефлексией, а после наполненное нахлынувшей радостью и восторгом, по-настоящему ликует, и, может быть, именно все это и поднимает его над обыденностью, делает его необъяснимо стойким и несгибаемым, помогает жить с твердым знанием вселенской правды.

 

АВТОР:

Станислав ЩЕРБАКОВ



Обсуждение Еще не было обсуждений. Просмотров: 2092, cмотревших: 838 Список посетителей
 
Поиск
Карта сайта
Написать админу