Рубрики Приложения О журнале Главная Разделы Контакты
Архив номеров
Наши партнеры
 

Русские обладают многими духовными дарованиями, и если нация еще доныне не вполне проявила себя в том, что доставило бы ей блестящее имя в области искусств и науки, то это потому, что она еще не имела случая развить и целесообразно совершенствовать с...

О правильном общении с русскими солдатами, чтобы хорошо с ними ладить

С.Н. Искюль

"Русские обладают многими духовными дарованиями, и если нация еще доныне не вполне проявила себя в том, что доставило бы ей блестящее имя в области искусств и науки, то это потому, что она еще не имела случая развить и целесообразно совершенствовать свои духовные силы."


Прусская книжка-руководство по обращению с русскими солдатами (1813г)

 

“О правильном общении с русскими солдатами, чтобы хорошо с ними ладить и избежать всяческих неприятностей и эксцессов.

Взгляд на русских военных вообще. Необходимая книжка

для горожан и жителей деревни”

 

       “Русский человек – среднего роста, коренастый и обладает скорее ловкостью, чем силой; он может переносить самые суровые морозы и великую жару, бросается из паровой бани в протекающую мимо ледяную воду; однако, кажется, ему недостает сил, чтобы долго выдерживать большие трудности; он быстрее утомляется, чем иные южные нации, и не может поднимать и переносить такие тяжелые грузы, как они. Поэтому в России требуется гораздо больше людей, чтобы передвигать грузы с места на место, чем в других странах. Вместе с тем, история новейших (с. 3) времен показывает, что русские армии часто совершали очень длинные и тяжелые марши, но известно также, что они при подобных обстоятельствах имели много больных.

      Русские обладают многими духовными дарованиями, и если нация еще доныне не вполне проявила себя в том, что доставило бы ей блестящее имя в области искусств и науки, то это потому, что она еще не имела случая развить и целесообразно совершенствовать свои духовные силы. В правление нынешнего государя России Александра I они уже достигли значительных успехов в этом, и следует ожидать, что скоро во многих областях учености и искусств у них появятся славные имена. Русский по своей природе человек бойкий, расторопный, энергичный, ловкий, хитрый и пронырливый. Он очень любопытен, легко схватывает и делает быстрые успехи в том, что учит, однако, скоро устает, и не привычен к долгим и непрерывным (с. 4) размышлениям. Он обладает исключительным талантом к подражанию и едва ли не всеми способностями. Он добродушен, услужлив, искренне привязан к тому, кто к нему хорошо относится или оказывает ему благодеяние; он добросердечен, смел и почти не знает трудностей. Поэтому он отваживается на многое, от чего другие отказываются. Спокойно спит он над пропастью, бесстрашно висит на краю крыши и беззаботно качается на самых высоких шпилях. Он знает опасность, но не боится ее; он всегда умеет найти выход из затруднительного положения и с ловкостью и сноровкой владеет своими руками и ногами. Русские питают большую любовь к детям, не устают с ними играть, ласкать и заботиться об этих занятных созданиях. “Было время, – говорит один из новейших путешественников, француз, – и еще не очень далекое, когда русским именем пользовались, чтобы нарисовать ужасную картину; изображали, как русский солдат несет наколотых на своем штыке (с. 5) двух маленьких детей. Я же лично думаю, что ни один солдат в минуту воинственного гнева не позволит себя так легко успокоить, как русский. Если он войдет победителем в мой дом, то для самозащиты я только поднесу ему ребенка, и если он станет тотчас же ласкать это маленькое невинное создание, то значит скоро придет в себя”. Любовь к детям у русских – черта характера, которая коренится так глубоко, что ее нельзя легко погасить.

       Так как Россия населена столь многими различными нациями, то можно легко представить, что русская армия состоит из многих наций. Большую часть из них составляют русские, казаки, немцы и поляки, которые также отличаются по своим различным национальным чертам и по своему национальному характеру друг от друга. Характерная черта русской армии – беспрекословное повиновение приказам командиров и такая храбрость, (с. 6) которая не остановится ни перед какой опасностью, ни перед какими трудностями. Русские – это подвижная огненная машина, которую можно уничтожить, но нелегко победить. Им все равно, с какой стороны на них нападают, будь то с тыла, с фронта или с флангов. Они остаются стоять и до приказа командира не отступают. Если при том ими командует рассудительный, отважный, решительный и опытный командир, то они часто одерживают победу. Русские войска воодушевляет христианский фанатизм, и они смело идут на неминуемую гибель. Каждый солдат верит, что от своей смерти он не убежит и, уже если такова судьба, она найдет его повсюду. Эта вера сильно укрепляет его мужество и смелость, с такой русской армией искусный предводитель может свершить почти невозможное.

       Русский солдат способен хладнокровно переносить такие тяготы, как нужда (с. 7) и лишения. Он может долго терпеть голод, если только у него нет недостатка в водке. Он варит свои щи, то есть суп из кислой капусты, когда это возможно, и не знает какого-либо определенного времени для еды и питья. На службе он всегда бдителен и спит, если есть время – где и как попало. В сражении он движется только вперед; в отступлении, и особенно в бегстве, он становится очень беспомощным. Как офицеры, так и солдаты храбро сражаются; храбрость есть всеобщий символ веры в русских войсках; трусость они презирают так же сильно, как другие армии – подлость.

      Русская армия имеет преимущество в виде очень многочисленной кавалерии, в которой казаки представляют собой легкую кавалерию: они неутомимы и при своем хорошем зрении и слухе умеют ориентироваться в любой местности. В настоящее время во время атак они имеют при себе легкую артиллерию и нередко (с. 8) также спешиваются и сражаются в пешем строю. Русская артиллерия также очень хороша и многочисленна и в сражениях очень метко стреляет. Недавно также очень умножены егерские полки, так что теперь в русской армии необычайно большое количество легких войск и много артиллерии. У пехоты штык излюбленное оружие; в штыковой атаке она действует им быстро, и ее натиск почти невозможно сдержать, ибо никакой огонь не может остановить ее стремительность. Тысячи могут пасть, другие тысячи столь же бесстрашно придут на смену. Приближение русских ощетинившихся штыков всегда вселяет тревогу во врага.

       Русская армия была последнее время всегда очень многочисленна; она может быть такой, поскольку в России 45-46 миллионов жителей. В нынешней войне она стала еще больше; это произошло большей частью благодаря рекрутским наборам, частью за счет ополчения. Недавно, в конце (с. 9) 1812 г. Александр опять объявил о новом рекрутском наборе, при котором должны были призываться восемь человек с каждых 500 душа 25 дивизий; каждая дивизия состоит, как правило, из 3 кавалерийских, 4 пехотных и одного, иногда двух егерских полков, из двух рот конной и 4 рот тяжелой артиллерии (в роте 4 пушки и 2 гаубицы) и из одного, иногда двух казачьих полков; вместе взятые, они составляют не менее 15 000 человек. К этим 25 дивизиям не причисляют ни гарнизонные полки, ни инвалидов, ни иррегулярные войска. Императорская гвардия насчитывала в то время 15 200, а полевые войска (с. 10) 422 882 человека. Численность пехоты составляла 317 360, кавалерии – 57 000, а в артиллерии – 29 522 человека при 1530 орудиях. Иррегулярные войска насчитывают свыше ста тысяч человек, среди них 80 полков донских казаков, каждый из 500 человек, всего – 40 000 человек; 10 полков черноморских казаков – 5 000 человек, 10 полков уральских казаков; 3 полка волжских казаков; 1 полк ставропольских калмыков – 1 000 человек; остальные казаки, калмыки, башкиры, татары и так далее составляли свыше 50 000 человек, численность их в настоящее время возросла еще больше.

К этому большому войску присоединена еще ландмилиция из 661 000 человек, которая была создана по императ. указу от 10 декабря 1806 г. Подразделенная на 7 основных частей, она была распущена после Тильзитского мира 7 июля 1807 г., но тем не менее (с. 11) сохраняется в полном составе и должна быть всегда готова выступить по приказу в поход.

       Русский пехотный полк состоит из 2 200 человек, которые распределены по двенадцати ротам и трем батальонам. В каждом полку имеются необходимые для совершения православного богослужения предметы, особенно много икон. Кроме святого Николая, святого заступника, общего для всех русских военных, каждый полк и каждая рота имеет еще и особых святых, в качестве избранных патронов. Каждый батальон состоит из одной штабной роты с 5 офицерами и 2 капитанских рот с 4 офицерами, 1 фельдфебеля 1 капитана, 1 подпрапорщика, 7 унтер-офицеров, 3 барабанщиков, 4 мастеровых, 120 солдат в мирное время с приданием им еще 25 солдат в военное время, 1 цирюльника, 5 извозчиков и 5 или 8 денщиков.

Рота подразделяется на три (с. 12) капральства, которые находятся под особым надзором трех субалтерн-офицеров. Каждое из этих капральств имеет на своем иждивении экономическую организацию под названием “артели”, состоящую из солдат данного капральства. Капральство выдвигает из своей среды солдата, к которому питает особое доверие и поручает ему в заведование кассу, где имеются деньги, внесенные каждым вновь прибывающим рекрутом; она пополняется за счет добровольно установленного удержания из жалования и благодаря экономии провианта. Эта касса имеет целью в соответствующих условиях сообща экономить, а в трудные дни оказывать помощь.

       Ради облегчения транспорта на маршах и ввиду их большой продолжительности и длительности хлеб, который получает солдат, нарезается на куски и сушится в печи: тогда его называют сухари. В русской армии не знают (с. 13) полевых пекарен; в лагере на бивуаке русский солдат вырывает в земле яму, кладет туда рогожу, насыпает в нее муку, замешивает с водой, затем протапливает вторую яму, сделанную здесь же, и так печет свой хлеб. Затем он сушит его, чтобы он стал легче и дольше сохранялся. Запас таких сухарей на несколько дней он носит всегда с собой на маршах. Когда он голоден, то отламывает кусок сухаря, обмакивает его в воду, и его трапеза готова; если у русского есть еще немного соли или лука, огурец, квас или стакан водки, то для него это прекрасный обед.

       Обязательный срок службы в русской армии составляет 25 лет; раз в 4 года солдат получает шинель, раз в два года – мундир и каждый год пару сапог и две пары башмаков, две рубашки, 1 пару шерстяных чулок и 1 пару полотняных брюк. (с. 14)

Линейная пехота носит зеленый мундир с красным воротом и отворотами на рукавах, застегивающийся на два ряда желтых пуговиц; белые суконные брюки, подшитые черной кожей, доходят до колен и на внешней стороне застегиваются на желтые металлические пуговицы. На голове линейный пехотинец носит кивер, который в гренадерских полках украшен султаном из черного конского волоса, а в мушкетерских полках – лишь пучком шерсти, кожаные сабельные ножны носятся на белой портупее через плечо.

       Егери одеты в зеленые мундиры с белым воротом и отворотами на рукавах, также застегивающиеся на два ряда желтых пуговиц.

       Кирасиры имеют белые колеты с двумя рядами пуговиц, длинные серые верхние брюки, черные лакированные шлемы с пучком черного конского волоса, белые лакированные ремни патронташа и амуниции. (с. 15)

      Драгуны носят зеленые колеты, а гусары одеты в мундиры всех цветов.

       Уланы имеют голубые мундиры, серые рейтузы и шапки с четырехугольным верхом и с черным плюмажем, черные ремни, шарфы и эполеты различного цвета.

       Субординация в русской армии строгая и наказания суровые. Национальный характер и степень просвещенности русских делают проведение этой строгости и суровости необходимым.

       Казаки имеют такое же происхождение и религию, что и русские; они отличаются подвижностью, ловкостью, быстротой, неустрашимостью, а порой и дикостью и называются по своему местопребыванию. Наибольшую часть их составляют донские казаки. Все казаки служат в качестве легкой кавалерии и появляются неведомо откуда, удаляются (с. 16) так же быстро, как и приближаются; особенно опасны они для врага при его отступлении, когда они наседают на него днем и ночью и наносят ему большой ущерб. Они обидно дразнят своего противника и издают во время нападений устрашающий крик. Казаки вооружены длинной пикой, ружьем, парой пистолетов и саблей. Камчей длиною в локоть и толщиною в палец, которую казак держит в руке, он стегает как побежденного врага, так и свою лошадью. Пика имеет на нижнем конце кожаное кольцо, в которое казак продевает правую ногу. Древко пики составляет 10-12 футов, и чтобы оно не качалось, его держат на кожаном ремне на уровне груди пристегнутым за пуговицу. Во время атаки казак снимает пику с ремня и направляет ее вперед вдоль корпуса коня, движение которого (с. 17) усиливает укол пикой. Казацкие лошади могут бежать чрезвычайно быстро, с виду кажутся невзрачными, но они очень выносливы и сильны. Они низкорослы, поджары, с тонкими шеями, узким крупом и очень подвижны. Казацкий конь, всего лишь за 4 минуты одолевающий версту (седьмую часть немецкой мили), все же считается плохим рысаком. Каждый казак имеет два, а то и больше коней при себе и по пути их меняет. Седло сделано целиком из дерева, под которое подложена войлочная попона. Ружье у казаков обычно гладкоствольное; пистолеты он носит за поясом. Когда казаки несутся с вытянутыми перед собой пиками, то уже издали производят такой шум, словно приближается буря с градом.

       Кроме того, в русской армии в качестве легкой кавалерии служат также: башкиры, калмыки, татары и киргизы, которые большей частью вооружены луком и стрелами. (с. 18)

       Большое число легкой кавалерии, которую Россия выставляет в каждую войну, дает ей большое преимущество перед неприятелем. Поэтому генерал Беннигсен и пишет в своей записке “Мысли о сведениях, необходимых для офицера легкой кавалерии” (Рига, 1794), что превосходство армии в легкой кавалерии дает неисчислимые преимущества. Армия, более слабая в этом отношении, пребывает в постоянном беспокойстве, что утомляет солдат, губит лошадей и в конце концов вносит страх и ужас. Ей недостает сведений о неприятеле; она должна быть гораздо осмотрительнее со своими форпостами из опасения, как бы их не захватили и армия не была застигнута в лагере. Если же, напротив, в армии много легкой конницы, то ее расположение нелегко узнать. Неприятельские генералы не могут со слабым эскортом отдаляться [от своих позиций], не подвергаясь очевидной опасности, а если берут значительный эскорт, то каждая такая рекогносцировка может превратиться для них (с. 19) в сражение, в которое они быстро могут быть вовлечены и потерять много людей. В больших сражениях такая кавалерия делает налеты и решает исход боя.

       Казаки разделяются на полки, каждый из которых составляет 500 человек. Командиры их таковы: 1) десятники на 10 человек; 2) пятидесятники на 50; 3) сотники или лейтенанты; 4) старшины на 100 человек или роту; 5) полковники или атаманы на полк. Кроме того, в каждой роте есть хорунжий, который равен по положению знаменосцу, каждый полк имеет есаула, адъютанта или майора, а во главе всего корпуса стоит войсковой атаман, равный по чину генералу.

       Русский человек – добродушный; кто принимает его открыто, без боязни и с доверием, того он вовсе не обижает, если не напьется пьяным. Он дружелюбен, и кто однажды приобрел его доверие, того защищает он (с. 20) жизнью своей и кровью. У простого русского человека нет никакого образования, и ничего он не знает о внешней учтивости, зато ничего не знает он и о коварстве и довольствуется тем, что прилично. Он ничего не знает об изысканных блюдах, но любит грубую сытную пищу. Всего лучше для него соленые овощи и свинина, квашеная капуста, картофель, репа, каша, соленые огурцы и печеные сливы, масло, сыр, яйца, молоко и т. д.; во многие блюда он любит добавлять лук и чеснок. Кроме того, к его излюбленным кушаньям относятся хороший ржаной хлеб и суп из рубленой капусты, называемый щи, в который почти всегда кладется хороший кусок свежего, соленого или копченого мяса. Он ест много и отличается этим от южных народов Европы.

       Обыкновенное питье русских – квас, имеющий сходство с нашим жидким пивом. Известно, что он большой любитель водки и отдает ей предпочтение перед лучшими винами. Обычно ему наливают водку (с. 21) в пивные кружки, но должно соблюдать при этом осторожность, много не наливать и не напоить его. Пьяный человек перестает быть человеком, и нужно при этом соблюдать меру; хотя русский может выпить значительно больше водки, чем немец, все же плохо, если перейти известные границы.

Простой русский солдат происходит большей частью из крестьянского сословия и ничего не знает о перинах. Он укладывается спать на снопе соломы, на грубых лоскутьях, на скверном матрасе и укрывается шинелью.

       Русский ежедневно моется несколько раз и вовсе не враг чистоты. Он любит печное тепло и все же может переносить очень сильный холод.

  Простой русский человек – очень религиозен и дома тщательно соблюдает посты, но на войне он не обращает на это внимания, ест и пьет, что придется. Он очень почитает иконы, и каждый солдат носит при себе такой образ, который помещает в своем жилище, (с. 22) в углу с правой стороны от окна. Перед ним он молится утром, вечером и перед едой. Как только русский входит в комнату, он ищет глазами место, где находится икона, чтобы выразить свое благоговение. Поэтому протестанты хорошо делают, когда вешают подобные иконы у себя дома, если к ним приходят русские, ибо в таком случае те будут считать их христианами и относиться к ним, как к таковым**.

Легко увидеть, что все здесь сказанное об еде и питье и о поведении по отношению к русским касается только простых русских людей. Образованные сословия схожи во всех странах, и их нравы и общество почти везде одинаковы.

      В русских войсках много немцев, и с ними нужно обращаться как с соотечественниками, а с поляками, которые сражаются вместе с русскими войсками, как с русскими. Если вдобавок знать несколько русских слов, чтобы быть понятым в том, что касается необходимейших потребностей, то можно ничего не опасатьсяой опасности, и таким образом два народа, никогда друг другу не причинявшие каких-либо несчастий, должны относиться друг к другу по-дружески.

       У русского необычайный талант к изучению языков, и ему нужно хоть немного побыть в одном месте, чтобы легко объясняться на иностранном языке.

К своим начальникам простой (с. 23) русский питает глубокое уважение, даже страх и не отваживается противиться их приказам. Он исполняет немедленно, что ему прикажут.

Все же следует сначала вести себя осторожно, однако не слишком сдержанно, и сперва изучить чужеземцев, прежде чем их оценить. На войне требуется умение не выказывать себя каждому, и если также и чужеземец не наносит обид, то ведь нет правила без исключения.

Обсуждение Еще не было обсуждений. Просмотров: 1113, cмотревших: 539 Список посетителей