Рубрики Приложения О журнале Главная Разделы Контакты
Архив номеров
Наши партнеры
 

«Клянусь вам моей честью - ни за что в мире я не хотел бы переменить родину, или иметь иную историю, чем история наших предков, как ее нам дал Бог..» Из письма А.Пушкина к А.Чаадаеву. 1836

Русская история

«Клянусь вам моей честью - ни за что в мире я не хотел бы переменить родину, или иметь иную историю, чем история наших предков, как ее нам дал Бог..»

Из письма А.Пушкина к А.Чаадаеву.  1836

 

           "Я не знаю другого народа, который испытал бы за свою историю больше потрясений, чем русский народ. Его история предстает перед нами, как течение могучей реки, которую невозможно удержать в ее границах, и которая вдруг внезапно выходит из берегов, меняя направление движения под воздействием внезапных и жестоких потрясений.

     Народы Запада жили и развивались в несравненно более благоприятных условиях. После эпохи великого переселения народов и отражения угрозы Ислама, они имели двенадцать столетий относительного мира для своего развития. Революции и войны никогда не сбрасывали их с того магистрального пути, по которому они двигались с самого начала своей истории. Россия же, напротив, казалось была выбрана неким полигоном для радикальных экспериментов. Казалось история взялась за Россию всерьез, и, в течении нескольких веков бросая ее из стороны в сторону, неожиданно вновь разворачивала ее вспять, как раз в то самое время, когда русские в очередной раз пытались двигаться хоть в каком-то более или менее определенном направлении.

     Эпоха язычества, кровавых междоусобиц между родами, набегов кочевых орд продолжалась на Руси еше три века после того, как она закончилась на Западе. И вот конец этому кладет приход христианства, но христианства греческого, религии уже клонящейся к упадку византийской империи. На заре свой истории славяне должны были вдруг стать греками в свой религии, обычаях и законах: трудно представить как душа ребенка могла выжить в этом дряхлом теле угасающего старца? И все же это был первый знак, первый росток, выбранного в тот момент пути в движении славян навстречу Европе. Но было ли время у этого ростка, для чтобы взойти и окрепнуть?

     Два века спустя Русь погружается во мрак монгольского нашествия. Этот стремительный, жестокий поток азиатских орд, увлекает за собой народ, уже начавший движение в сторону Европы..Вышедшие из языческой колыбели, татары обращаются к Исламу. И Азия огнем и мечом прививает свою душу и свою кровь покоренному русскому народу.Они так и не зарубцуются – эти шрамы, оставленные азиатским мечом в русских сердцах и душах.

     В 15 веке, в то время когда для Европу уже осветил восход Ренессанса, русские только начинают освобождаться от ига. Ценой напряжения всех своих сил Русь сбрасывает, наконец, путы рабства, Азия медленно, еще в течение целого столетия сопротивляется и, наконец, уходит. Но дух ее остается, остается и по сей день. Русский же народ навсегда сохранит в себе эту странную смесь восточной практичности и византийской мечтательности и утонченности....

     Едва освободившись от одних оков на Россию накладывают другие - Борис Годунов вводит крепостное право. В один день, одним росчерком пера Россия обрекается еще на три столетия рабства

            Следующий век – новое нашествие, на это раз - с Запада. Поляки опустошают почти половину русского государства и захватывают Москву. Их в свою очередь изгоняют; и вот, наконец, нация, кажется, может свободно вздохнуть и оглянуться – куда идти, в какую сторону – в сторону Европы, или в сторону Азии? Традиции и привычки, характер и образ жизни, казалось, влекут этот огромный корабль в сторону азиатских берегов, но... его еще раз заставляют изменить курс!. Суровый и непреклонный шкипер, стоящий у штурвала, движимый одним лишь своим желанием и своей волей, решает идти навстречу новому и неизвестному: он разворачивает корабль в сторону Европы.

     С этого момента, по воле Петра Первого начинается, возможно, самый необычный, самый радикальный из всех экспериментов, испытанных Россией за всю ее историю. Представьте себе корабль, направляемый капитаном и офицерами на запад, в то время как, остальной экипаж упорно ставит паруса на восток..Такое странное движение продлится целых сто пятьдесят лет - со дня восшествия на престол Петра и до смерти императора Николая Первого, следствия же этого эксперимента видны и поныне.

     Вначале cам Петр и его ближайшее окружение отворачиваются от Востока и принимают Европу - с ее идеями, политикой, языком и даже образом жизни. Понемногу и все высшее общество начинает следовать этому примеру, европейское влияние проникает все глубже - в административную сферу, образование, в жизнь провинции. Великие преобразования, конечно, затрагивали и жизнь простых людей, однако подавляющая часть нации остается безучастна к этим изменениям. Безмолвно взирая на происходящее, она по-прежнему, подобно алтарям русских церквей, была обращена взором на восток. А огромные пространства этой империи продолжали жить в тени прошлого...

     В течение всего этого периода русской истории перед нашим взором разворачивается странное действо: тонкая прослойка высшего общества, управляющая огромным народом, остается чужой этому народу - по своему укладу жизни, идеям, часто даже по языку общения. Этот класс, взращенный на европейских политических, нравственных и интеллектуальных идеях – Германии ли, Англии или Франции, не важно чьих - но всегда привнесенных извне в это православное государство, чье управление часто даже доверялось иностранцам – этот класс все больше и больше отрывался от реальной жизни простых людей.

     Начиная с эпохи Екатерины Великой поколения утонченных аристократов, живущих в элегантной атмосфере Парижа времен Людовика XV, Империи или Реставрации, вдыхающие воздух наших революций, открытое всем нашим устремлениям, воспитанное на наших книгах, наших экономических и политических идеях - эти поколения всегда оставались иностранцами в своем собственном государстве; их совершенно не интересовало - чем живет и о чем думает ярославский или самарский мужик. В тени этого немногочисленного класса, этих странных экзотических растений, народ, предоставленный самому себе, жил по законам своих предков, следуя своим обычаям и устоям.

     Да и как отказаться от прошлого, как соединить несоединимое..?

     И все же.. Посмотрите на эти миры – там высоко над нами. Они притягивают наш взор мерцанием звезд таких прекрасных, но таких далеких друг от друга. Как преодолеть эти бесконечные пространстваи, где найти силы для этого..? И в то же время, как бы далеко эти звезды не находились друг от друга, все они тяготеют к общему центру.. Так и Россия, состоящая из таких несходных, несопоставимых частей, постоянно притягивает к себе два противоположных полюса нашего мира - Восток и Запад.

             К историческим превратностям добавлялись и те, что несли с собой климат и рельеф этой земли. Суровый, с его бесконечными, сжимающими в своих долгих, холодных объятих, зимами. Здесь нет будорожащих разум и чувства величественных картин природы, призывающих человека бороться с ней со всей энергией и настойчивостью. Разве характер и образ мыслей человека создается не под влиянием окружающей его природы? И если это так, то не ясные ли формы, не резко очерченная линия горизонта, богатство и разнообразие окружающего ландшафта должно помогать развитию человеческой индивидуальности, ясности его мышления и настойчивости в достижении цели?

Ничего похожего на этой земле..Она скорее напоминает задворки первобытного хаоса, к которым Создатель просто забыл приложить свою десницу. Бесконечная однообразная равнина, уныло тянущаяся тысячами верст; без гор, как тело без мышц, с никогда не достижимой линией горизонта, ничем не задерживающая твой взгляд, только снежные миражи, болотные топи и степи.. Нигде тебя не остановят величественные горные вершины и не скажут тебе ”Стой здесь и сражайся со мной, чтобы меня пройти!”. Повсюду лишь молчаливая бесконечность, притягивающая и зовущая тебя куда-то ..

            Земля неспокойных, мятежных душ, как души мореплавателей и путешественников, глубоких, часто кажущихся смиренными и спокойными, но со внезапными, неистовыми вспышками чувств и желаний. Земля, созданная скорее для кочевых шатров, чем для обычных жилищ, где идеи так же свободны и неудержимы, как и люди. Как ветер, который, ничем не останавливаемый, несет холод северного океана к Черному морю. Нашествия, страдания, печаль, рабство проносятся быстро и неудержимо по этим бескрайним равнинам...

     Но может быть это и есть та благодатная почва, на которой только и можно ощутить смутное дыхание чего-то того, чему еще не дали названия, но что хранит в себе русские сердце и душа. И не здесь ли источник тех удивительных духовных сил этой земли, расцвета ее литературы и искусства.

     Не знаю.. Но как бы там ни было, именно здесь, под этим суровым небом, среди бесконечных страданий и боли, мы увидим как взойдет и расцветет этот росток. Он так нужен всем нам, пришедшим в этот мир неизвестно откуда и для чего - этот росток, хранящий в себе вечную весну.. Навсегда и под всеми небесами."

 

Эжен-Мельхиор де Вогюэ. "Русский роман"  1886

Обсуждение Еще не было обсуждений. Просмотров: 988, cмотревших: 509 Список посетителей