Рубрики Приложения О журнале Главная Разделы Контакты
Архив номеров
Наши партнеры
 

Первого сентября кадеты школы № 137 Челябинска, будущая смена военно-патриотического молодежного объединения «Воин» имени Героя России Александра Перова. Школы резерва спецподразделения «Альфа» — остались без наставника. Накануне Алексея Петро...

ПРОИЗВОЛ В ЧЕЛЯБИНСКЕ


Первого сентября кадеты школы № 137 Челябинска — будущая смена военно-патриотического молодежного объединения «Воин» имени Героя России Александра Перова — Школы резерва спецподразделения «Альфа» — остались без наставника. Накануне Алексея Петровича Вепринцева уволили с грубыми нарушениями трудового кодекса.

«Папа, у нас забирают Алексея Петровича!»

— Аня, пиши контрольную.

— Мария Васильевна, я вам мешаю? Вот и вы мне не мешайте, — резко ответила на замечание учительницы девочка.

Анин авторитет в классе зашкаливал, в глазах одноклассников она была сильнее учителя. Так не могло продолжаться, и девочке пришлось покинуть школу. Такой вот характер своенравный — в садике ее, кстати, тоже помнят. Старшая сестра всегда слушалась маму, так брала бы с нее пример. Не тут‑то было. Наверное, сложно все‑таки женщине в одиночку воспитывать детей. Особенно когда такие характерные.

Теперь вздрогнула 137‑я школа — целый год дрожала, выстояла. Судьба самого сложного ребенка в школе была на волоске, когда решили открыть в школе кадетский класс. Уже на следующий день кадета Аню из 5‑го «Б» никто не мог узнать, даже бабушка с дедушкой.

— Мама, я никогда еще не встречала таких людей! Алексей Петрович вправил мне мозги, — взахлеб рассказывает она. — Я все поняла. Он ведь с нами общается как со своими детьми. Дочке своей, когда надо, тоже делает замечания.

Анина мама Наталья Дунаева говорит:

— Дети очень страдают от того, что этот наш директор Раиль Акзамович Каримов уволил их любимого наставника. Он был прекрасным учителем физкультуры, а три года назад ему дали власть, и все изменилось в одночасье. Он ведь пытался меня обмануть, когда искал союзников своей подлости. Сказал, что Алексей Петрович хочет избавиться от моей Ани. А он этакий рыцарь без страха и упрека не позволит этого сделать.

По оценке Дунаевой, с которой можно только согласиться, Алексей Петрович действительно самородок — «наш Макаренко», сильный человек, а «такие, как наш директор, этого не прощают».

— Папа, у нас забирают Алексея Петровича! Я не хочу в эту школу ходить! — заявил после первой школьной линейки Игорь Шулепов.

Его отец Дмитрий Викторович, говорит, что в глазах сына нет нынче прежнего огонька.

— Сейчас наши дети предоставлены сами себе. В течение двух лет, начиная с первого учебного дня, Алексей Петрович загружал их по полной программе — по музеям, по экскурсиям водил… А сейчас сын приходит после школы и говорит: «Пойду на улицу погуляю». А что хорошего сегодня на улице?! Военное дело это хорошо, конечно. Любого человека можно научить маршировать. Алексей Петрович же — духовно воспитывает. Да, он учит ребят собирать автоматы. Но главное, не солдат делать, а людей воспитывать. Раньше сына надо было заставлять делать уборку в комнате, учить уроки, сейчас он все делает сам.

Да, родители доверили Алексею Петровичу самое ценное — своих детей и радовались, как разнообразно он организует их досуг: и ездят на северных собаках в упряжках, и ходят вместе с ребятами из «Воина» в походы… В этом году наставник взял кадетов на военно-полевые сборы курсантов этой Школы резерва спецподразделения «Альфа»…

— Вы бы видели огонь в их глазах, когда им выдали рюкзаки, каски, плащ-палатки! — говорит Дмитрий Викторович. — Кстати, наш 7‑й «Б» единственный в школе некурящий класс. И это тоже заслуга Алексея Вепринцева. Помню, как директор еще недавно этим восторгался.

Мужчина в школе

Любой человек, знающий положение дел в нынешней российской школе, укажет на одну из главных кадровых проблем — практически отсутствие в ней мужского начала. А уж таких энтузиастов дела, как Вепринцев, имеющих к тому же поддержку Содружества Группы «Альфа» КГБ-ФСБ, можно сосчитать по пальцам.

Значит нужно поддерживать неравнодушного учителя, думать не о своих амбициях, руководствоваться главным — воспитать достойных граждан нашего Отечества.

— С Алексеем Петровичем Вепринцевым мы стали работать бок о бок два года назад, когда меня назначили классным руководителем первого в школе кадетского класса — 5‑го «Б», а его педагогом дополнительного образования по воспитательной работе, — рассказывает классный руководитель кадетов, учитель английского языка Светлана Шапкина.

Сначала она отнеслась с долей скептицизма к тому, чтобы руководитель военно-патриотического объединения воспитывал кадетов. Но через месяц и Светлана, и другие учителя поняли, что Алексей Петрович на своем месте, таких мужчин в их школе никогда не было.

Когда формировали пятый класс, дети пришли из разных школ, многие с «неудом» по поведению. Сегодня они все подтянулись, и учителям стало проще с ними работать.

— За двадцать лет работы в школе я не видела таких беззаветно любящих детей, бескорыстных людей, — признается Светлана. — Дети это чувствуют и отвечают тем же. Вот идет урок математики, дверь приоткрыта, Алексей Петрович проходит мимо и заглядывает краешком глаза — по классу сразу пробежит бесшумный шепоток, и все внимание ребят устремляется исключительно на изучаемый предмет. А стоит воспитателю зайти в класс, дети и вовсе преображаются! Другие педагоги мне, как классному руководителю, завидуют, что у меня такой помощник. Ведь даже сейчас, уволенный, он каждый день приходит в школу. Конечно, полноценных занятий он не ведет, но дети видят, что он не собирается их бросать. К тому же Алексей Петрович готовит наших юнцов к выступлению на День учителя.

Вепринцев предложил ей не говорить детям о том, что произошло, дабы не травмировать их раньше времени. Однако они все уже знали о случившемся…

Раиль Каримов неоднократно заявлял, что смена Вепринцеву уже готова и даже принята на работу. Только каждый раз называет разных лиц. То это учитель ОБЖ Анатолий Кузьменко, бывший преподаватель автомобильного училища, то некий майор в отставке, которого директор представил на линейке как «педагога нашей школы» (больше его никто не видел), то пенсионер — инвалид. Но кто бы ни был таинственный сменщик Алексея Вепринцева, к своим обязанностям он так и не приступил.

Обучение детей такая же мужская работа, как служба Отечеству, как пилотирование самолетов, ловля преступников, или как управление государством, в конце концов. Когда в педагогику приходят мужчины, дети от этого только выигрывают. Особенно мальчики. Ведь они равняются на них.

Сегодня профессия педагога не в почете. Она становится выбором идеалистов-энтузиастов, делом жизни, либо каторгой с отбыванием обязательных присутственных часов. Работа с детьми — тяжелый труд, требующий колоссальных интеллектуальных и душевных затрат. Вместе с тем учительские зарплаты никак не угонятся за ростом цен.

Вместо нормального учебного процесса все какие‑то невнятные, «на скорую руку» эксперименты, то ли это ЕГЭ, то ли дополнительная нагрузка в виде нескончаемых отчетов по поводу каждого чиха… Возможно, поэтому школы захлестнула «модная» нынче во всех отраслях нашей жизнедеятельности коррупция. В одной Москве только за прошлый год за поборы уволено тридцать восемь директоров школ. В этом году «урожай» еще только начал созревать. В такой ситуации настоящий мужчина в школе — находка.

Идеология от слова «идеал»

Вепринцев с детства мечтал стать военным, потому что защита Отечества всегда считалась важной и почетной обязанностью. Это была единственная цель в его жизни, и он реализовал ее, поступив в Челябинское военное танковое училище. После его окончания попросил направить его в район боевых действий, ведь в этом и заключается профессия военного, в защите своей страны и народа. Была середина 1990‑х, вовсю шли военные действия на Северном Кавказе.

В двадцать один год Алексей, молодой офицер, попал практически на передовую. Закон войны таков: либо ты, либо тебя. Но, по словам Вепринцева, за своей спиной солдаты чувствовали спину государства, на своей стороне — правду, и это внушало им уверенность. К тому же был надежный тыл — жены, и это всегда поддерживало в самых сложных ситуациях.

Алексей Петрович скромный человек и о себе говорить не любит, предпочитая оставаться в тени. Дела его говорят сами за себя. Однако сегодня мне, пользуясь случаем, хочется привести речь самого Вепринцева из документального фильма Челябинского областного канала «Поворот судьбы. Школьный роман».

— Что такое военная служба в 1990‑х, не забуду никогда, — рассказывает он. — О квартирах, проживании вопрос не ставился. Регион, а жили мы в населенном пункте Тарское, зоне осетино-ингушского конфликта, был сложный, особенно для семейных офицеров. Кроме этого, зарплату не платили, вся наша часть ходила в гарнизонный магазин, брали под запись продукты, чтобы кормить семью, а потом, получая заработанные деньги, отдавали долг и еще оставались должны. Однако рядом с любящим человеком бытовые трудности преодолимы.

Мне же не давало покоя другое. Если помните, 1990‑е годы — это политически неблагоприятные события, сокращение армии, военных училищ, разрушение идеалов. Новой национальной идеи никто предложить не мог, да и сейчас ее никто не может толком сформулировать. К тому же в России велась активная антиармейская кампания, и ребята приходили неподготовленные к службе в армии ни морально, ни физически. Я планировал долго служить, но судьба распорядилась иначе: пришлось уйти из армии гораздо раньше — в конце 1990‑х в звании старшего лейтенанта я уволился в запас с должности командира роты.

…Гражданская жизнь встретила Вепринцева неласково. Военный опыт в мирной жизни оказался ненужным, и военнослужащим, которые увольнялись, был один путь — в охрану. Кроме того, среди гражданского населения существовал стереотип, что военные — «сапоги, которые не умеют мыслить». На самом же деле офицеры — образованные люди с большим опытом работы и управленческим навыком.

Однажды Вепринцева позвали на военно-полевые сборы, которые проводились в Уйском районе. Туда для перевоспитания вывозили трудных подростков. Он посмотрел-посмотрел на них, и возникло желание работать с детьми. Так Алексей организовал клуб рукопашного боя, набрал группу. В первый месяц пришли восемь человек, во второй — двадцать… Потом ребят становилось все больше и больше — так в Челябинске появилась общественная патриотическая организация «Воин».

Наставник понимал, что ребятам, кроме навыков и знаний, которые он мог дать, необходимо еще и духовное воспитание, которое, как известно, в России держится на русской культуре и Православной Церкви.

— Раньше была неплохая система воспитания, — говорит Алексей Петрович, — и хоть мы пугаемся слова «идеология», оно произошло от слова «идеал», то есть раньше закладывалось главное — стремление к идеалу. Постепенно я понял, что воспитывать патриотов необходимо со школьной скамьи, ведь в семнадцать лет изменить отношение человека к жизни сложно. Так я оказался в школе.

Своих пятиклашек Вепринцев старается воспитать личностями с крепким моральным стержнем, и порой ему приходится нелегко. До прихода в школу у Алексея не было практики работы с большим детским коллективом, а ведь это дети — они любят пошалить, побегать, похулиганить. С17-18‑летними ребятами работать проще, потому что они осознанно приходят заниматься, знают, что хотят получить в итоге.

— У пятиклашек нет внутренней, личностной мотивации, — объясняет он. — Ее нужно создать, поэтому моя задача на первом этапе — дать ребятам осознать насколько важно их обучение в кадетском классе. В моем коллективе одиннадцать девчонок и столько же мальчишек, многие из них после школы выберут вполне гражданские специальности, но кто‑то выберет и сложную профессию военного. Как человек, побывавший на войне, могу с уверенностью завить, что настоящий военный больше всех осознает необходимость защиты своего государства и меньше всего хочет кровопролития, военных конфликтов, сознавая, насколько это страшно. Я стараюсь дать правильные ориентиры в жизни, которые помогают быть бойцом духа, бойцом по жизни, не отступать и не сдаваться, когда тяжело. Военное воспитание обостряет чувство патриотизма, чувство Родины и любви к ней.

Вотчина Раиля Каримова

«Попал в ловушку», «остался крайним» — так характеризуют сегодняшнее положение Алексея Вепринцева многие, кто в курсе конфликтной ситуации. В том числе и коллеги-учителя, которые вольно-невольно спровоцировали ее.

Непростое дело женский коллектив, а в особенности учительский. Алексей Петрович вообще мог не вмешиваться в ситуацию, его это напрямую никак не касалось, пришел после уроков — провел свои занятия, ушел…

Педагоги то и дело стали делиться с ним впечатлениями от происходящего в школе. Один раз, второй… А сами вздыхали по углам: «Хоть бы письмо кто написал…» Вот неравнодушный и нетерпящий несправедливость Алексей Петрович и вступился за женщин. Подписали и отправили коллективное обращение (не все, впрочем) в управление образования Курчатовского района.

Поскольку районное управление приняло лишь частичные меры, а Раиль Акзамович стал подвергать педагогов гонениям, учителя обратились за помощью в управление образования города Челябинска.

«Школа как государственный институт теряет свое значение и превращается в инструмент для достижения личных целей руководством школы в лице директора, в средство зарабатывания денег, дешевого личного имиджа, реализации собственных амбиций…» — так начинается это обращение.

В письме говорится, что в этой игре взрослых амбиций интересы детей отступают на второй план, что школа превращается порой в директорскую вотчину, в которой оказывается лишней… учительская. Уроки физкультуры физрук-директор проводит на проезжей части — это нормально? А детям директор рекомендует делать диктофонные записи против педагогов, писать на них докладные — это как?

Родительский комитет возглавляет библиотекарь школы, у которой здесь учится ребенок, и людей волнует, что она не может объективно отчитаться о расходовании их средств. Супруга директора, педагог начальных классов, правит бал — регулярно оскорбляет как учителей, так и детей. А нагрузка у неё (по документам) огромна — если бы так было в реальности, ей пришлось бы «сеять разумное, доброе, вечное» сразу в трех местах одновременно.

Деньгами директор не обижает и дочь, учительницу английского языка. Кстати, классы, в которых руководят домочадцы руководителя школы, устланы коврами и уставлены диванами — нужно ли это детям? Нет, конечно, да и нарушение СанПинов налицо.

Ознакомившись с посланием, начальник управления образования города Светлана Портье поблагодарила учителей за неравнодушие к школе, призвала их совместно с администрацией школы искоренять недостатки и — пообещала, что выполнение предписаний и предложений, данных по итогам проверки директору учреждения, будет проверено осенью 2011‑го года. «В случае их неисполнения в отношении руководителя будут приняты соответствующие меры дисциплинарного воздействия вплоть до увольнения», резюмировала она.

Во время этой проверки также «проведено исследование социально-психологического климата в МОУ №137. По результатам обработки полученных данных сделан вывод о средней степени социально-психологического климата в коллективе. Изучаемый социально-психологический климат по всем характеристикам положительный».

Тем временем член комиссии городского управления образования отдает директору школы письмо педагогов (со всеми подписями!) в нарушение закона — разве это нормально?! Педагоги обратились со своими реальными проблемами, наверху их вроде бы услышали и даже приняли меры. И тут же закрыли глаза на то, что правдолюбцев стали выживать, а то и увольнять, создавая невыносимые условия для работы.

И вот накануне первого сентября Раиль Акзамович решил избавиться от педагога дополнительного образования в кадетском классе, выступившего в роли катализатора. То ли директор увольнял Вепринцева впопыхах, то ли так был уверен в своей безнаказанности-непогрешимости — в итоге Каримов допустил грубую ошибку дважды.

Поспешишь, как говорится, людей насмешишь…

Во-первых, 30 августа директор уведомил Алексея Петровича о сокращении ставки воспитателя группы продленного дня (кадетский класс) с 1 сентября 2011 года, без указания причин. При этом сообщил за два дня, другая должность в школе Вепринцеву не предлагалась.

Во-вторых, 31 августа 2011 года бывшему наставнику был вручен приказ об увольнении, в котором указывалось, что причиной является не сокращение ставки, а прием на эту должность нового работника, для которого эта работа является основной. В соответствии с Трудовым кодеком РФ перед увольнением А. Вепринцев должен был получить письменное уведомление, а его не было.

До победного конца!

Сам Р. Каримов заявляет, что Вепринцев больше не работает в школе по собственному желанию. По утверждению директора, Алексей Петрович не захотел занять полную ставку («для этого ему пришлось бы отказаться от командования «Воином» — заявил Каримов) и уволился по собственному желанию.

Раиль Акзамович доверительно сообщил нашим челябинским коллегам из информационного агентства «Урал-пресс-информ», что четыре кадетских класса 137‑й школы взаимодействовали и продолжают успешно взаимодействовать с Чебаркульской танковой бригадой, с которой у школы договор. По его словам, представители бригады регулярно приезжают в учебное заведение, проводят присягу, собирают учащихся на сборы. А вот Алексей Вепринцев, чей кадетский класс работал по линии наркоконтроля, «ни разу не показал генерала, а ведь класс должен под кем‑то ходить».

Относительно того, что и «Воину» не нашлось места в 137‑й школе, Раиль Каримов добродушно посетовал, что школа расширяется, в ней все больше и больше учеников, обучающихся в две смены, а спортзал всего один, поэтому заниматься «Воин» в школе больше не может — не в одиннадцать же вечера здесь будут проходить тренировки. Директор заявил, что дело тут только в недостаточно развитой материально-технической базе 137‑й школы. А была бы возможность, конечно же, он бы оставил «воинов» на прежнем месте. Каримов уверен, что молодежное объединение не пропадет, ведь «было же у них раньше место для занятий!»

Алексей Вепринцев, конечно же, борется. Борется за своих детей. Он и ряд его коллег, оказавшихся по воле директора в подобной ситуации, отправили письма в Государственную инспекцию труда, в прокуратуру Челябинской области, полномочному представителю президента РФ в Уральском федеральном округе. Также Вепринцев подал исковое заявление в Курчатовский районный суд.

Родители кадетов действуют единым фронтом. Они также пишут обращения и подключают к решению вопроса средства массовой информации.

Инспекция по труду проводит проверку. А как ответила по‑чиновничьи «Спецназу России» Светлана Портье, городское управление образования готовит ответ на обращение родителей. В октябре в 137‑й школе будет повторная плановая проверка и рассмотрено обращение родителей.

Начальник отдела воспитания и дополнительного образования Министерства образования и науки Челябинской области Елена Сидорчук была лаконична: «Идет служебное разбирательство. Есть обращение, идет рассмотрение с двух сторон, держим дело на контроле. Справедливость будет восстановлена». Елена Валерьевна предложила подождать результатов, когда истечет тридцать суток с момента обращения.

Вот такие дела в Челябинске…

— Выхода из этой ситуации на уровне министерства образования области и городского управления образования я не вижу, — выразил свое мнение настоятель Свято-Троицкого храма Челябинска, при котором основано ВПМО «Воин», протоиерей Игорь Шестаков. — Министерство образования переключает вопрос на управление образования, а те ничего делать не хотят. Директор их устраивает, то есть проще избавиться от педагога дополнительного образования.

Вот как прокомментировал данную проблему Советник полномочного представителя Президента РФ в УрФО, соратник Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Игорь Демишев: «Когда президент России Дмитрий Медведев обозначил приоритетным государственным направлением возрождение системы ДОСААФ, увеличение спортивных часов в школах, он уделил особое внимание военно-патриотическому и духовно-нравственному воспитанию молодого поколения. Непозволительно допускать нарушение законов в отношении одного из лучших молодежных объединений России, входящих в систему «Альфа» — ВПМО «Воин», к которому относятся и кадеты 137‑й школы Челябинска. Они будущие курсанты «Воина». Воспитанники Алексея Вепринцева служат в спецназе ГРУ, ФСБ и в других подразделениях силовых структур.

Сам Вепринцев является ярким представителем Международной Ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа», отмечен государственными и ведомственными наградами. Чтобы не допускать прежних ошибок, считаю необходимым установление жесткого контроля за реализацией проводимой Президентом России реформы в сфере образования».

21 сентября Алексей Вепринцев, уволенный завуч Елена Костина и пониженная с должности завуча до учителя Нурия Курманова обратились с просьбой о личном приеме в приемную Президента РФ в Челябинской области.

Коллективное обращение учителей было рассмотрено и направлено в областную прокуратуру для проведения проверки по поводу обоснованности действий администрации школы и Управления по делам образования города Челябинска.

12 октября состоится судебное слушание по делу о незаконном увольнении А. Вепринцева. Учителя и родители кадетов опасаются, что если Алексея Петровича признают правым и восстановят на прежней должности, не найдет ли Раиль Каримов новый повод для его увольнения. Опасения весьма обоснованные.

Редакция пересылает публикацию в Министерство образования и науки Российской Федерации с просьбой дать принципиальную оценку происходящим в Челябинске событиям.

Антон Кадетов

СПЕЦНАЗ РОССИИ N 9 (180) СЕНТЯБРЬ 2011 ГОДА

Обсуждение Еще не было обсуждений. Просмотров: 1105, cмотревших: 558 Список посетителей